С.И.Налимов - выдающийся музыкальный мастер балалайки

С.И.Налимов (1857-1916) - выдающийся мастер балалайки

Семен Иванович Налимов еще при жизни по праву заслужил имя русского балалаечного Страдивариуса. Без преувеличения можно сказать, что золотые руки Налимова позволили Андрееву так хорошо воплотить в жизнь свои проекты по реконструкции русских народных инструментов. Бесспорно и то, что без разработанных Андреевым проектов, его руководства и консультаций, Налимов не сумел бы создать такие прекрасные инструменты.

Реконструкция русских народных инструментов не была решена Андреевым сразу: существующие и ныне типы балалаек были выработаны в результате длительной и кропотливой работы. Работа эта была начата Андреевым еще до знакомства его с Налимовым, однако, только в результате творческого сотрудничества и дружбы этих двух талантливых людей был создан существующий до сих пор комплект инструментов для струнной группы русского народного оркестра.

Творческое содружество В.В. Андреева с С.И.Налимовым началось при совершенно иных обстоятельствах, чем знакомство его с мастерами В.В.Ивановым и Ф. С. Пасербским. Оба эти мастера приняли в свое время заказы В.В. Андреева по чисто материальным соображениям: Иванов прельстился большим вознаграждением за работу, а Пасербский - возможностью расширить оборот своей музыкальной мастерской. Совместная же творческая работа С.И.Налимова и В.В. Андреева зародилась и продолжалась много лет совсем на другой, некоммерческой основе: оба они стремились добиться наилучшего усовершенствования инструмента, а не своей личной выгоды.

Балалайка работы С.И.Налимова №102 1902 году Существует несколько версий о том, в каком году и при каких обстоятельствах произошла первая встреча этих выдающихся деятелей культуры. Но в ЦГАЛИ есть воспоминания В.В. Андреева о С.И.Налимове, написанные с таким чувством уважения и теплотой, что совершенно необходимо привести их полностью: « Судьба его такова. Родился он в крестьянской семье в Вологодской губернии Устьсысольского уезда и подростком был отдан в учение к столяру, где и кончил мастером- краснодеревцем. Вскоре подошла воинская повинность и его «забрили». Окончив службу старшим фельдфебелем, Налимов отправился на родину, но по дороге, выпив на радостях, потерял деньги. Пришлось продолжить путь не по железной дороге, а пешком и так, чтобы он лежал где-либо по дороге найма. Там Налимов намеревался разыскивать столярную работу и заработать необходимую сумму на дальнейший путь. Высадился он на станции Спирово Николаевской железной дороги и отправился пешком, рассчитывая добраться до Вышнего Волочка, чтобы подыскать там работу и после ехать дальше. Но до Волочка ему дойти не пришлось. По дороге ему предложил работу старшина большой волости в своём вновь строящемся доме. Надо было сделать рамы, двери и т.п. Налимов принял предложение и поступил к старшине. И хотя работа была давно окончена, зажиточный старшина не хотел расставаться с ним, так понравилась ему работа Налимова, да и он сам. Работа его отличалась всегда замечательной законченностью, что бы он ни делал, была ли самая простая вещь или художественная – это было для него одинаково. Старшина придумывал для него всё новую и новую работу, чтобы удержать его подольше у себя и настолько его полюбил, раз сказал ему такую фразу: « Если и работы не будет, живи так у меня, больно мы к тебе привыкли». Налимов поблагодарил его, но сказал, что пора уж и домой. Но домой ему, как оказалось, не суждено было попасть, несмотря на то, что он прожил у этого старшины 2 года, и вот по какой причине – к старшине заехал помещик и чуть не силой забрал к себе Налимова, т.к. ему необходим был хороший столяр. У этого помещика Налимов прожил 3 года, и когда уходил от него (надо же было ему когда-то попасть на родину), помещик буквально плакал, расставаясь с ним. Но Налимов твёрдо решил уехать домой и, поблагодарив хозяина, перед отъездом считал для себя необходимым побывать и попрощаться со старшиной, где его так любили и, как он сам выражался, «берегли».

Обрадованный старшина оставил его у себя погостить несколько дней – тут-то я и познакомился с Налимовым. Дело в том, что у меня в речке, протекающей близ имения, нашёлся так называемый черный мореный дуб в довольно большом количестве. Я достал со дна реки несколько очень больших дерев, и мне хотелось сделать из них мебель, для чего, конечно, нужен был столяр. Услыхав, что у старшины работал хороший столяр, я отправился к нему за справками, и как раз встретился с Налимовым. Кончилось дело тем, что он поехал ко мне и проработал у меня не более и не менее как 26 лет.

Сначала Налимов делал у меня из чёрного дуба художественную резную мебель. Меня поразило совершенство его работы, и я предложил ему заняться выделкой инструментов – балалаек, т.к. работа инструментальных мастеров меня совсем не удовлетворяла, и я переплачивал им огромные деньги за «опыты» по усовершенствованию балалаек. Налимов С.И в мастерской перед чертежом нового инструмента (балалайка)

Что же это был за человек, которого все желали и берегли? Тут две причины. Первая кроется в исключительном характере, и вторая - в замечательном мастерстве и проявлении необычайной разносторонней талантливости русского человека:

- Семён Иванович, как хорошо вышла у Вас эта работа?»

- Да ведь конца хорошему нет, Василий Васильевич, быть может, если постараюсь, так ещё лучше выйдет, кто ж его знает.

- Семён Иванович, я вижу, что Ваша работа стоит гораздо большего жалования, чем Вы получаете. Вы всегда можете иметь место с гораздо большим вознаграждением, чем у меня, но я не могу Вам заплатить больше, Вы знаете, что мастерская преследует исключительно художественные цели, а не коммерческие и не может себя даже окупить. Конечно, для меня была бы большая утрата, если бы Вы ушли от меня, но мастер будет платить Вам гораздо больше сравнительно с тем маленьким жалованием, которое Вы получаете у меня.

- До тех пор пока Вы меня не прогоните, я не уйду от Вас, я слишком люблю Ваше дело, да и Вас.

Этот разговор проходил после того, как Налимов прослужил 8 лет, после чего он оставался у меня ещё 18 лет, т.е. служил до самой своей смерти.

- Семён Иванович я не был почти целую зиму дома и не знаю, хорошо ли Вам живётся без меня, - не надо ли чего-нибудь, скажите откровенно? » - спрашивал я его, зная его скромность.

- Всё очень хорошо, Василий Васильевич, а если бывает что дурное, то без этого уж никак не возможно, только я всем очень доволен.

Итак, этот человек, живя у меня в течение 26 лет, не тревожил меня ни одной жалобой. Что же касается его мастерства, то инструменты его работы – балалайки, домры, по красоте тона, художественной законченности работы, не имеют себе, по крайней мере, до сего времени, равных. Никто до сего времени, из известных мне мастеров, не превзошёл работ Налимова, да, вероятно, долго и не превзойдёт, потому, что люди такого сорта как С.И.Налимов - люди исключительные.

Не могу не упомянуть о выдающемся факте. Клавишная механика, с помощью которой производится игра на усовершенствованных гуслях, причиняла мне массу неприятностей. Страшно хрупкая, очень не прочная и сложная, эта громоздкая механика давала себя знать, постоянно портясь и требуя чуть не ежедневной починки во время моих артистических поездок. Мастер Гергенс, её соорудивший, никак не соглашался на переделку или упрощение пока у него не выйдут, т.е. не распродадутся все уже заготовленные заранее по одному шаблону механики. Я, потеряв терпение, решил обратиться к С.И.Налимову за помощью. Семён Иванович ознакомился с конструкцией, постиг сразу все её недостатки и изготовил такую простую прочную механику, что даже упрямые мастера специалисты, увидя её, поёжились с досады. Вторая механика, изготовленная С.И.Налимовым к гуслям того же типа, была ещё совершеннее первой. Это был точный, никогда не портящийся механизм, который и сейчас, находясь в употреблении на гуслях в моём оркестре, заставляет с благодарностью вспоминать С.И.Налимова и удивляться его гениальным способностям».

Балалайка работы С.И.Налимова №146 К тому времени отношения Андреева с Пасербским стали очень натянуты. Андреев, передав ему чертежи и эскизы на изготовление хроматических балалаек, не оформил это юридически, Пасербский же воспользовавшись этой доверчивостью Андреева, начал выдавать себя за изобретателя усовершенствованных балалаек и даже стал хлопотать в России, правда, безрезультатно, о получении на это патента. Андреев обратился в суд, по решению которого Пасербскому было отказано в патенте и предписано извиниться перед Василием Васильевичем за принесённый ущерб. Свое право на патент Пасербский обосновал тем, что в его мастерской была впервые создана 12-ладовая хроматическая балалайка-прима, а затем и первые оркестровые балалайки. При этом он сознательно умалчивал, что первую по времени 5-ладовув балалайку сделал не он, а мастер В. В. Иванов, и что после врезки в гриф дополнительных ладов и получился, по сути, инструмент с хроматическим звукорядом. Скрывал Пасербский и то, что балалайки делались по готовым чертежам, и что на долю мастеров, работающих у него, выпало лишь выполнение ранее разработанных проектов. К тому же через некоторое время Францу Станиславовичу удалось запатентовать 12 – и ладовую балалайку в Германии. При таком обороте дела Андреев не мог продолжать дальше сотрудничество с Пасербским.

Андреев считал, что разработанные типы балалаек нуждаются еще в усовершенствовании, что только в результате дальнейшей кропотливой, экспериментальной работы можно найти оптимальное решение по конструкции инструмента в целом и в отношении отдельных его частей. Но, чтобы начать эту работу, ему нужно было привлечь к этому делу хорошего музыкального мастера. И вот, встретившись с Налимовым, он решил испытать судьбу: может быть этот талантливый столяр–краснодеревщик и есть тот музыкальный мастер, которого он так давно ищет.

Б.Трояновский с балалайкой С.И.Налимова №102

Изготовленная С.И.Налимовым по чертежам и рисункам Андреева первая балалайка-прима представляла по тем временам своего рода шедевр искусства. Корпус балалайки Налимов сделал из волнистой березы. Шестиклёпочный корпус обладали строгой симметричностью, и собирался с помощью прожилок, что давало точность соединений и дополнительную жесткость кузову. Жесткий корпус позволил Налимову уменьшить толщину деки, по сравнению с инструментами Пасербского. Для изготовления деки Налимов использовал так называемую резонансную ель с правильными параллельными слоями строго радиального распила. В отличие от балалаек Пасербского дека была сделана слегка выпуклой. Составлена она была из четырех частей. К деке были подклеены четыре пружины, тоже сделанные из резонансной ели, причем три из них были приклеены к корпусу инструмент при помощи обечаек. Внутренний объём корпуса был несколько увеличен. Между окантованной декой и верхними частями клепок была проложена прокладка. Гриф был сделан из граба и несколько увеличен в ширину по сравнению с работами Пасербского. Дека в верхней своей части была прикрыта панцирем (по технологии тех лет - фартуком). Заподлицо с панцирем - накладка из черного дерева. Раскладка ладов на грифе повторяла в основном раскладку, примененную Пасербским в балалайках тех лет, однако, помимо 15 ладов на грифе, было врезано еще 2 дополнительных лада на панцире. Для предохранения голосника от повреждений, Налимов поставил врезную розетку из грушевого дерева.

Балалайка С.И.Налимова №113 1903 года После изготовления Налимовым балалайки-примы, Андреев поручил ему изготовление и оркестровых инструментов. Но для этого у Налимова не было подходящего дерева, а у Андреева не было средств на его покупку. Это был очень тяжелый период в жизни Андреева. Значительные расходы по содержанию оркестра и на изготовление инструментов, отсутствие какой-либо материальной помощи или постоянного заработка поставили В.В. Андреева в очень тяжелое материальное положение.

Выход как найти материал для инструментов был найден Налимовым. Он обнаружил, что двери и подоконники дома Андреева в Марьино сделаны из клёна. Налимов предложил их снять, поставить на их место обыкновенные сосновые, а клен употребить на изготовление балалаек. Так был найден выход из создавшегося положения. Вслед за изготовлением первой балалайки - примы, Налимов сделал по чертежам Андреева балалайки - дискант, альт, бас и контрабас. В эти инструменты Налимов внес примерно те же самые улучшения, что и в ранее сделанную приму. Только на балалайки, бас и контрабас панцири поставлены не были.

В помощь Налимову был приглашен И. М. Муравьев, тот самый мастер из Бежецка, который много лет до этого сделал для Андреева по рекомендации А.С.Паскина простую народную балалайку. Но напарник Налимова все же занимался в основном простыми столярными работами, а изготовлением балалаек занимался сам С.И.Налимов.

На средства Андреева С.И.Налимов построил в Марьино небольшую мастерскую, в которой и проработал вплоть до своей смерти в 1916 г. Мастерская Налимова была оборудована в обыкновенной крестьянской избе. Она состояла из 3-х комнат. Первая комната это маленькая конторка, где стоял письменный стол. За столом обычно сидел Андреева, когда заходил в мастерскую. В ящиках стола Налимов хранил чертежи, эталоны, письма. Вторая комната составляла собственно мастерскую. В этой комнате было три верстака разных размеров, каждый из которых использовался в зависимости от величины заготовок. Один из верстаков, для особенно ценных заготовок был сделан из мореного дуба, что гарантировало его от всяких деформаций. Третья комната имела "палати-нары", на которых окончательно просушивались как полуфабрикаты, так и собранные кузова инструментов. В ней стояла также печка для варки клея и лака. А.Д.Доброхотов с балалайкой работы С.И.Налимова

Вся сборка инструментов производилась из высококачественного высушенного дерева. Между сборкой кузова и наклейкой на него деки проходил довольно большой период времени - год, иногда и - два. Дека не испытывала дополнительных напряжений от корпуса. По высоте каждый кузов имел запас. Налимов его состругивал потом, когда кузов окончательно высыхал. Материал для инструментов покупался в Петербурге на специализированной лесной бирже, где продавались экзотические породы дерева. В одном из писем В.В.Андрееву Налимов пишет: « Дерево получили, но хорошего - мало ». Только резонансная ель для дек всегда выписывалась из Тамбовской губернии. Клей употреблялся рыбный - осетровый. Лак Налимов приготовлял сам. Для кузова и дек состав лака был различный. Изменялся состав лака также в зависимости от породы и состояния дерева, из которого делался инструмент.

Мастерская была снабжена очень точным и совершенным немецким столярным инструментом из города Золингена, самым лучшим по тем временам. Механических станков в этой мастерской не было, т.к. объем работ был небольшой, да и уровень техники тех лет был невысоким. Вначале мастерская обслуживала только оркестр В.В. Андреева. Помимо изготовления новых инструментов Налимов на первых порах производил переделку значительной части инструментов работы Пасербского. Вызвано это было, с одной стороны, необходимостью улучшить их акустические качества, а, с другой - изменением тесситуры оркестровых балалаек в связи с введением в 1895 году по предложению Н.П.Фомина нового строя.

Балалайка работы С.И.Налимова №152 Нельзя считать С.И.Налимова в первые годы его деятельности вполне состоявшимся музыкальным мастером. Например, первая балалайка-секунда, введенная по предложению Н. П. Фомина и созданная по его чертежам, имела не очень точную раскладку ладов. Лишь в результате дополнительной переделки, произведенной по указанию Андреева, этот инструмент приобрел необходимые музыкальные качества. Сугубо профессиональные и специфические для музыкального мастера знания Налимов приобрел чисто практическим путем в результате своей долголетней работы, таланта и советов В.В. Андреева. В своей « Книге о скрипке» известный российский скрипичный мастер Александр Иванович Леман пишет:

«К десятилетнему юбилею ансамбля. В.В. Андреева Налимов изготовил первый комплект струнных щипковых инструментов для оркестра из 16 исполнителей».

Примерно к 1900 г. Налимов стал непревзойденным мастером, не имеющий равных конкурентов в области изготовления русских народных инструментов. Одной из вершин его искусства, как музыкального мастера, явилось изготовление в 1902 году лично для В.В. Андреева балалайки-примы под № 102. Этот инструмент после смерти В.В. Андреева был передан выдающемуся солисту-балалаечнику Б. С. Трояновскому, который прошел с ним долгий творческий путь. После его смерти балалайка была продана в коллекцию (выставка-музей) музыкальных инструментов Ленинградского института театра, музыки и кино, а сейчас находится в экспозиции Музея музыкальной культуры им. Глинки.

Из своей работы С.И.Налимов не делал никакого секрета. Под его руководством и вместе с ним в разное время работало много учеников, ставших впоследствии хорошими музыкальными мастерами, таких как В.П.Оглоблин, С. Яковлев, С. Е. Гудков, И. И. Галинис и другие.

В.В.Андреев придавал большое значение работе С.И.Налимова, позаботился о том, чтобы долголетний творческий труд С.И.Налимова стал общественным достоянием: он опубликовал в 1916 году основные типоразмеры балалаек и домр, выработанные С.И.Налимовым за 26-летний период его работы.

Организовывая мастерскую в Марьино, Андреев преследовал лишь чисто художественные, а не коммерческие цели. В задачу мастерской, а, следовательно, и Налимова, не входил массовый выпуск инструментов. Цель была другая - обеспечить оркестр Андреева инструментами, добиться высочайшего их качества и создать модели, которые послужили бы образцом для массового изготовления балалаек, домр и гуслей. Эти модели-образцы предоставлялись всем мастерам бесплатно. Никогда ни Андреев, ни Налимов не предпринимали шагов, чтобы получить патент или авторское свидетельство на усовершенствованные ими русские народные инструменты. Следует отметить, что творческая помощь Налимову в установлении строгих и простых форм балалаек и домр была оказана художником Иваном Билибиным. Н.П. Осипов с балалайкой работы С.И.Налимова

Налимов не соглашался ни на какие, даже очень выгодные, предложения уйти от Андреева, чтобы открыть свою мастерскую или перейти на службу в какую-либо музыкальную фирму. Представителя фирмы Ю. Г. Циммерман Налимов просто выгнал из своего дома.

Летом 1900 года в Париже проходила Всемирная выставка, на которой в Российском павильоне экспонировались инструменты работы Налимова. Экспозиция была выставлена по принципу наглядности: рядом с каждым инструментом находился его истинно народный прообраз. Андреев выпустил на французском языке брошюру "Национальные инструменты в России" с приложением к ней "Каталога старинных музыкальных инструментов русского народа, усовершенствованных В.В.Андреевым". С.И.Налимову за его инструменты была присуждена серебряная медаль, а в 1906-1907 годах на выставке "Музыкальный мир" в Петербурге - золотая.

В 1915 г. по прошению В.В. Андреева С.И.Налимову за производство высококачественных инструментов была вручена Золотая медаль с надписью «За усердие», для ношения на шее на Александровской ленте - инструментальному мастеру, почетному потомственному гражданину Семену Налимову» (Правительственный вестник 6. V .1915).

Личные взаимоотношения В.В. Андреева с С.И.Налимовым были очень хорошими. Налимов был для него одним из самых близких друзей. За свою работу в мастерской Налимов получал от Андреева 60 руб. в месяц, т.е. в два с лишним раза больше среднемесячного оклада рядового музыканта в оркестре Андреева. Кроме того, на средства Андреева Налимов построил в Марьино для себя небольшой дом.

В основном, в обязанности Налимова входило вначале изготовление инструментов для оркестра, а затем и их ремонт. Учитывая численный состав оркестра Андреева ж кропотливую экспериментальную работу, можно предположить, что для Андреевского коллектива Налимов сделал приблизительно 60-70 инструментов. Остальные домры и балалайки, сделанные Налимовым из своего материала, он продавал по своему усмотрению. Единственное ограничение состояло в том, что каждый новый инструмент, до продажи, проверялся самим Андреевым. Если инструмент не удовлетворял его, он до устранения дефекта в продажу не поступал. В том случае, когда исправление инструмента не давало нужного результата, он вообще не продавался или продавался без этикетки Налимова, которая наклеивалась на полноценных инструментах на дно корпуса под голосником. На ранних инструментах этикетки написаны рукой В.В. Андреева, позже напечатаны типографским способом, но год изготовления и номер, как и раньше, проставлял сам Андреев. Текст был такой: Этикетка с балалайки С.И.Налимова

№             год

Работа С.И.Налимова

под руководством В.В. Андреева

сельцо Марьино-Андреевское

По своим музыкальным качествам и тщательностью отделки балалайки С.И.Налимова ценились очень высоко. Средняя цена балалайки примы колебалась от 50 до 75 рублей. Отдельные, наиболее удачные инструменты оценивались до 300 рублей. Для сравнения следует сказать, что средняя цена обычных концертных инструментов работы других мастеров колебалась в то время между 15-20 рублями. Каждому инструменту Налимов уделял много внимания, его работа отличалась высокой точностью и красотой.

С.И.Налимов устроил и свою личную жизнь в Марьино. Он женился на местной уроженке, служившей у Андреева в имении, про которое Андреев в шутку говорил, что оно состоит из одного петуха, четырех куриц и хозяина балалаечной мастерской. По сути дела Варвара Леонтьевна Налимова была тем главным доверенным лицом, на руках которой находилось небольшое и несложное хозяйство Андреева. Умерла В. Л. Налимова в 1922 году. Семен Иванович Налимов скончался на шесть лет раньше: 22 августа 1916 года в Петрограде от туберкулеза горла. До 60-х годов ничего не было известно ни о годе рождения, ни о начальных годах его жизни. И вот Н.Г.Бекназаровым, исследователем творчества Налимова, в Центральном Государственном архиве литературы и искусства было найдено письмо С.И.Налимова, адресованное Андрееву в 1908 году. В этом письме он сообщал: "Я отставной нижний чин старшего унтер-офицера, а родился в Вильгортской волости, Усть-Сысольского уезда". Благодаря стараниям И. Дегтевой, научного сотрудника Центрального Государственного архива Коми АССР, было обнаружено около 20 документов, рассказывающих о жизни Семена Ивановича Налимова и его семьи до 1890 года - года, когда он покинул родные края. Балалаечный мастер Налимов С.И. с женой Варварой Леонтьевной и сестрой

С.И.Налимов родился I февраля 1857 года в Сретенском обществе (Сретенский погост), Вильгортской волости, Устъ-Сысолъского уезда в семье крестьянина Ивана Ивановича Налимова. Ныне его родина - село Вильгорт, центр Сыктывдинского района республики. Род Налимовых уходит далеко вглубь XVI века. В настоящее время в Вильгорте живут потомки Алексея Налимова - старшего брата Семена Ивановича.

Петроградский журнал «Музыка и пение» (№ 11 от 15 сентября 1916 года) писал: «...скончался (от старческого рака) и похоронен на Волковском кладбище Семен Иванович Налимов. К месту вечного упокоения проводит Налимова лишь тесный кружок его знакомых. Музыкальный мастер И.А.Зюзин возложил на гроб прекрасный венок, отправленный потом вдовой С.И.Налимова в Тверскую губернию в местную церковь на память».

По изготовленным С.И.Налимовым образцам уже несколько десятков лет делают балалайки все фабрики музыкальных инструментов, все мастера-инструменталисты.

После смерти Налимова В.В.Андреев поручил ремонт инструментов Иосифу Игнатьевичу Галинису. На этом месте он проработал до самой смерти вначале у В.В. Андреева, а потом в оркестре им. В.В. Андреева. За свою жизнь Галинис изготовил немало хороших концертных балалаек (характерно, что они собирались из семи клепок). Умер И. И. Галинис в годы Ленинградской блокады.

Балалайка работы С.И.Налимова - личный инструмент В.В. Андреева. Необходимо сказать также о старшем поколении наших мастеров продолжателях славных традиций С.И.Налимова. Это - Ф.Т.Савицкий, С.И.Сотский, Г.А.Малюков, которые были лауреатами первого Всесоюзного конкурса по изготовлению балалаек и домр, проведенного в Москве в 1938г., И.И.Галинис, И.А.Зюзин, С.П.Снигирёв. Последователями Налимова была целая плеяда мастеров среднего поколения - М.Ф.Буров, Е.А.Грачев, А.И.Кузнецов, А.И.Александров, П.М.Никифоров, А.Н.Стариков, М.И.Ушаков. Продолжают эти традиции и современные мастера: И.В.Емельянов, В.Ф.Сержантов, Д.В.Ивличев, А.М.Токарев, В.Д.Родин и др.

Важен вопрос и о судьбе налимовских инструментов. После Великой Октябрьской социалистической революции часть их была увезена хозяевами за границу. Некоторые были испорчены неквалифицированными мастерами при ремонте. И очень немногие находятся в руках профессиональных исполнителей. На инструментах, созданных С.И.Налимовым играют как солисты, так и оркестровые музыканты. Больше всех ценятся налимовские балалайки. Они звучат со всей полнотой и поражают как совершенством форм, так и красотой звука: серебристым тембром, чистотой, глубиной и певучестью звучания при игре на всех струнах и во всем диапазоне. Никто из мастеров, работавших вместе с Налимовым и после него, не сумел сделать инструмента с таким задушевным тембром, благородным и сильным звуком.

В 1915 году В.В.Андреев писал: «Отныне возрожденные русские народные инструменты будут рокотать славу вечную создавшему их народу». Одну из ведущих ролей в этом возрождении сыграл С.И.Налимов - выдающийся музыкальный мастер. Далее »